Быстрый поиск

Лицензии на охранную деятельность, Артиус, лицензия на охрану

Защита бизнеса, Артиус, бизнес, рейдерство, налоговые споры

12.07.2018

Антикоррупционный суд в Украине: ожидания и перспективы

Аналитическое издание «Юрист&Закон»

Выпуск № 24 (2018)

 

На сегодняшний день уже вступил в силу Закон Украины «О Высшем антикоррупционном суде» (далее – Закон), в соответствии с которым Высший антикоррупционный суд – постоянно действующий высший специализированный суд в системе судоустройства Украины. Одним из главных вопросов, который возникает как у юристов, так и у рядовых граждан, является то, как этот Суд сможет изменить ситуацию с коррупцией в стране, будет ли способствовать оперативному рассмотрению коррупционных дел, чтобы все коррупционеры в конце концов испарились, как роса на солнце.

Относительно подобных перспектив можно строить только предположения, потому что по разным прогнозам Антикоррупционный суд в среднем сможет заработать примерно через полтора-два года. Однако спрогнозировать повышение эффективности борьбы с коррупцией можно уже сейчас, обратившись к международному опыту работы подобных инстанций, потому что Украина не первая страна, где подобный судебный орган образован.

Международный опыт

Впервые в Украине об Антикоррупционном суде начали говорить после событий 2014 года в контексте возможности более оперативного рассмотрения дел относительно топ-коррупции и топ-коррупционеров. На сегодняшний день Антикоррупционный суд должен стать первой инстанцией при
рассмотрении дел соответствующей категории. Следует отметить, что прецедент создания антикоррупционного суда впервые возник на Филиппинских островах в 1979 году. А сейчас в мире действует уже около 20 таких судов в разных странах мира. Однако справедливости ради нужно сказать, что в основном антикоррупционные суды образованы в странах Африканского или Азиатского регионов, в странах с низким уровнем жизни или нестабильной экономикой. Исключение составляют такие европейские страны, как Болгария, Словакия и Хорватия. Можно отметить, что антикоррупционный суд создается по нескольким похожим моделям: – суд первой инстанции с приоритетом рассмотрения коррупционных дел; – единоличный судья в судах общей юрисдикции, который специализируется на рассмотрении коррупционных дел; – суд смешанного типа, который для особенно важных дел о коррупции является судом первой инстанции и апелляционной инстанцией при рассмотрении других дел; – «параллельный суд» – когда выполняется функция суда первой инстанции и апелляционного органа. Исходя из принятого Закона, усматривается, что в Украине введен четвертый принцип организации.

Какой же эффект от работы такой судебной инстанции?

Если учитывать индекс восприятия коррупции в каждой стране, где действует такой суд, и его динамику с момента введения такого суда, то результаты будут достаточно разными, однако, к сожалению, не такими существенными, чтобы можно было говорить о значительной победе и искоренении коррупции.

Например, Камерун с момента создания суда в 2011 году улучшил свои позиции в индексе восприятия коррупции на 11 пунктов – до 145 баллов. То же можно сказать и об Уганде. В то же время в Словакии, где антикоррупционный суд существует уже около 9 лет, уровень восприятия улучшился только на 2 пункта, а в Хорватии – на 7 пунктов. А вот Болгария в рейтинге абсолютно не сдвинулась с места, хотя суд существует там уже 5 лет.

Итак, международный опыт функционирования специализированного антикоррупционного суда позволяет сделать несколько неутешительных выводов.

Во-первых, создание антикоррупционного суда, как показывает опыт зарубежных стран, не приводит к существенному падению коррупции, а уже тем более к полному ее искоренению.

Во-вторых, создание такого суда говорит лишь о том, что общая судебная система оказалась неэффективной и не способной рассматривать особенно резонансные дела относительно топ-коррупции. Особенно остро такое ощущается в Украине, где судьи в рамках судебной реформы проходили проверки добропорядочности, квалификации и множество других проверок, чтобы отсеять непрофессионалов, а оставить честных, профессиональных и ответственных судей. Но, учитывая то, что все равно возникает необходимость создавать специализированный суд, усматривается, что судебная реформа не принесла желаемых результатов.

В продолжение рассмотрения причин и возможных последствий функционирования Антикоррупционного суда, можно отметить еще несколько негативных факторов:

– создание такого суда – дополнительная и очень расходная статья и без того перегруженного бюджета Украины, если ко всему этому учесть еще и тот факт, что в настоящее время уже функционируют три специально созданных органа исключительно для борьбы с коррупцией, которые также требуют из бюджета существенного финансирования;

– нюансы судоустройства Украины дают возможность для апелляционного или кассационного обжалования решения, что, в свою очередь, негативно влияет на оперативность рассмотрения дел и мешает достижению положительного результата.

Однако справедливости ради стоит отметить и положительные стороны создания Антикоррупционного суда:

– как ожидается, функционирование такого Суда позволит более оперативно рассматривать дела определенной категории по сравнению с ситуацией, которая сложилась сейчас, поскольку практически все дела направляются в Соломенский суд г. Киева;

– повысится уровень и профессионализм судейского корпуса в связи с требованиями к кандидатам на должности судей. Кроме того, исходя из количества судей, будет легче проконтролировать качество отбора кандидатов на должности, что кажется значительно более легкой задачей, чем провести отбор среди всего судейского корпуса численностью около 5 тыс. судей;

– ожидается повышение доходной части бюджета в связи с оперативностью рассмотрения дел и возмещением причиненных в результате преступного деяния убытков;

– создание Антикоррупционного суда завершит формирование системы специализированных органов по борьбе с коррупцией.

Подобные результаты (положительные или отрицательные) можно будет наблюдать только после того, как Суд заработает и мы получим первые результаты и возможность понимать степень эффективности работы новой судебной инстанции.

Относительно сегодняшней ситуации

У нас есть пока только Закон, при более подробном рассмотрении которого уже возникают некоторые вопросы, касающиеся работы Антикоррупционного суда и возможных проблем в процессе расследования преступлений.

Например, исходя из ст. 1 Закона, Высший антикоррупционный суд находится только в городе Киеве. В областных центрах никакие отделения или «филиалы» Специализированного суда в соответствии с Законом не предусматриваются, несмотря на то, что, например, НАБУ имеет территориальные управления в Одессе, Харькове и Львове.

Поэтому сразу встает вопрос: как быть, например, с оперативностью расследования преступлений и соблюдением соответствующих сроков при обращении к следственному судье? Ведь, исходя из раздела VI «Заключительные и переходные положения» Закона, все ходатайства рассматриваются исключительно следственными судьями Антикоррупционного суда. Итак, задержав человека во Львове или Одессе либо проведя обыск, в результате чего возникнет необходимость наложения ареста на определенное имущество, следователю или детективу необходимо быстро попасть в Киев, чтобы подать соответствующее ходатайство следственному судье.

Вызывает также вопросы и новая статья 33 1, которой хотят дополнить УПК Украины после начала работы Антикоррупционного суда. В этой статье определены преступления, относящиеся к компетенции Высшего антикоррупционного суда, а именно: преступления, указанные в ст. 45 УК Украины, и преступления, предусмотренные ст. ст. 206 2, 209, 211, 366 1 УК. Также подчеркнуто, что для отнесения преступления к коррупционному должно присутствовать условие, предусмотренное п. п. 1 – 3 ст. 216 УПК Украины.

Однако изложена статья 33 1 УПК так, что невозможно понять, должны ли эти условия применяться в том числе и к преступлениям, обозначенным в ст. 45 УК Украины.

Более того, вышеуказанные преступления (опять же, упомянутые в ст. 45 УК Украины, как то ст. 191 УК) расследуются часто как прокуратурой, так и полицией, которые, судя по всему, также должны направлять свои дела в Высший антикоррупционный суд и, кроме того, обращаться к следственному судье, который будет находиться только в г. Киеве.

Подобное может привести к тому, что этот Специализированный суд окажется заваленным делами, в том числе от полиции, прокуратуры, ГБР, и к перегрузке Суда, чего так стремился избежать законодатель.

ВЫВОД: Закон «О Высшем антикоррупционном суде» уже требует доработки и внесения изменений, а также наработки значительной судебной практики для формирования действенных механизмов работы.

 

Владимир Фурман
адвокат практики уголовного права АО «Артиус»

Поделиться: